один мир на двоих (stusik_i_sharik) wrote,
один мир на двоих
stusik_i_sharik

Интервью ВКурсе

Из песни слов не выкинешь, а наша песня просто басня, если перед ней не поставить многим из вас знакомое предисловие о том как мы, Стусик и Шарик, докатились до такой вот жизни. В этом очередном интервью мы вспоминаем старых друзей, и не такие уж старые приключения - ведь нашему путешествию всего пять лет! А так же ставим в курс всех желающих знать где и как мы сейчас живем, и что мы там делаем.

На бульдозере по Конго
Опубликовано 25 янв 2011 в 11:07Просмотров: 828
Стусик и Шарик – под этими смешными никами скрываются Станислава Рейзин и Александр Бернштейн. Эта неразлучная парочка путешественников могла бы написать о своих приключениях целый роман: то они теряются ночью в пустыне и попадают в гости к дикому африканскому племени, то спасаются от гепардов, то разъезжают по Конго на китайском бульдозере. А то отмечают Новый год, сидя на вулкане и делая очередной пост в свой блог под названием «Один мир на двоих». Как они дошли до жизни такой? Давайте спросим.


Станислава, правда ли, что до знакомства с Александром вы не то что в походы не ходили, но даже не любили подолгу ходить пешком и носили исключительно обувь на каблуках? Александр, видимо, был более приспособлен для путешествий?

Я родилась в Киеве, и, хотя неимоверно занятые родители, а также бабушки и дедушки, очень много мной занимались, на природу меня вывозили редко, чаще всего в село, да и там отдавали предпочтение шахматам, фортепьяно, рисованию и т.д. Несмотря на то, что Шурик тоже из столицы (Минск), первый свой поход он совершил еще в утробе. Родители Шурки водили его в походы с момента, когда тот начал ходить, проделывая многонедельные байдарочные походы по Белоруссии и соседним республикам.


Но познакомились вы уже на другом континенте?

Да, причем, можно сказать, вопреки вероятности. Шурик тогда жил и работал в Бостоне, я училась на художника в Нью-Йорке, но через три месяца после знакомства переехала к нему.


Что подтолкнуло вас отправиться в путь? Желание посмотреть мир, сменить обстановку или чувство, что нужно серьезно менять свою жизнь?

До путешествия у нас была чудесная и увлекательная жизнь, прекрасные друзья, замечательные родственники (на замечательном расстоянии), работа, хобби. Нам незачем было менять обстановку, и мы не сильно задумывались о внешнем мире. Нет, конечно, так же как и все, мы иногда говорили, что классно было бы съездить, например, в Африку или Латинскую Америку, но всегда имелся в виду короткий отпуск, а не длительное путешествие. Причиной всей затеи был один маленький абстрактный вопрос – «чего тебе не хватает в жизни?» Вопрос был задан не со зла, без подвоха или издевки, а просто направлен к любящему мужу любящей женой, которая поставила перед собой цель всегда интересоваться удовлетворенностью жизни своего любимого. «Я всю жизнь учился и работал, учился и работал...» ответил он - «интересно было бы попутешествовать».


В скольких странах вы уже побывали? В какие собираетесь?

В нашем ЖЖ, в разделе Личная Информация, висит карта где отмечены страны в которых мы побывали за последние пять лет путешествия. Судя по ней, мы посетили 45 стран, но это меньше четверти всех стран мира, так что нам еще идти и идти. А собираемся мы обойти все ;)


Возникало ли у вас когда-нибудь ощущение, что вы были там, куда не ступала нога человека?

Конечно возникало! Когда первым ступаешь утром на девственные красные барханы Соссусфлея в Намибии, где за ночь ветер унес следы бывших здесь вчера туристов, смотришь в само жерло вулкана в Конго, где под тобой бурлит, взрывается и поглощает само себя озеро кипящей лавы, или просто наблюдаешь за дикой природой на расстоянии вытянутой руки, может показаться, что весь мир с его многочисленным двуногим населением не просто здесь не был, а так же, скорее всего, и не будет.


Я читала, что на жизнь вы зарабатываете самыми разными способами – дайвингом, починкой компьютеров, графическим дизайном, статьями. Были ли еще какие-то, более экстремальные способы или удалось обойтись без риска?

Какая-то доля риска есть во всем – в том же дайвинге или в погоне за материалом для статьи, особенно если учесть, что в последнее время нас особенно интересуют вулканы и ныряние с акулами. Пока наиболее рискованным способом заработка стала попытка работать с "ручными" гепардами. Эти самые грациозные из больших кошачьих прекрасно дрессируются, и в ЮАР и Намибии мы неоднократно посещали места, где туристам предоставляется возможность погладить и обнять гепарда. Год назад, в Танзании, мы познакомились с человеком, у которого было пять ручных гепардов, выкормленных с бутылочки. Он предложил нам работать с ними и развить его ранчо в туристический аттракцион подобно тем, что мы посещали в Намибии. Однако его питомцы переняли скверный характер владельца, и в течение первой недели один из гепардов дважды напал на Шурика и сильно искусал ему ноги. Сувенирные шрамы служат полезным напоминанием о том, что животные должны быть на воле, а не за решеткой.


Какой способ заработка вам ближе всего?

Тщательные исследования показали, что нам интересней всего работать с дикой природой. После неудачной попытки наладить контакт с бойцовыми рыбками еще в штатах, мы решили, что животные это просто не наше. Однако, поработав в реабилитационном центре в Гватемале, занявшись дайвингом, да и посетив больше ста национальный парков и заповедников Африки, мы поняли, что все совсем наоборот. Теперь даже самый неприятный опыт общения с дикими животными, как, например вышеупомянутые шрамы от укусов гепарда, считается нами драгоценным уроком, а не как не причиной бросить любимое дело.


Есть ли у вас друзья в тех странах, где вы бывали? Можете ли о ком-то из них рассказать?

Таких друзей столько, что всех так сразу и не пересчитаешь. Многие со временем теряются или вдруг дают о себе знать много лет спустя в социальных сетях. Припоминается Альфред – хозяин дайв-центра на острове Утила в Гондурасе – потомок пиратов и весельчак, унаследовавший многие их плохие привычки. Или Айша Али Баша – семнадцатилетняя девушка и мать, которая приютила нас в своей лачуге в Эфиопии, почти на границе с Эритреей, когда мы потерялись ночью в одной из самых зловещих пустынь Африки.

Но самыми приятными словами вспоминается Дон Сальвадор в, неудивительно, Сальвадоре. Когда мы проезжали через его маленький пограничный городок с расписными стенами и заборами, мы уже собирались покинуть страну. Но дело было к вечеру, и мы абсолютно нечаянно оказались у него в гостинице. Дон Сальвадор питал большое уважение к Советскому Союзу. Узнав, откуда мы, сначала он дал нам комнату за полцены, а потом, после того как Шурик починил его сайт (пароль которого к тому моменту уже пять лет никто ни из местных, ни из проезжих не мог взломать), Дон Сальвадор напрочь отказался брать у нас любые деньги и на протяжении месяца кормил три раза в день лучшим мясом и креветками из своего ресторана.

Мы не планировали оставаться у него так долго, но очень быстро он стал нам не просто другом, а родным человеком, и каждый раз, когда мы собирались уезжать, мы оказывались нужны ему и его маленькой гостинице – то нужно было придумать украшения в главный зал, где должна состояться свадьба, то меню в ресторане перевести на английский язык, то поехать вместе на побережье за свежими морепродуктами. Вместе с Доном Сальвадором мы проехали весь Сальвадор насквозь, обсуждая на испанском глобальную политику, слушая душераздирающие истории о недавней войне и отбирая броненосцев у местных детей, которые пытались продавать их на мясо. Когда мы уезжали, работницы гостиницы плакали навзрыд, а Дон Сальвадор заставил пообещать, что в следующем году мы обязательно приедем его навестить с нашим первым ребенком.


Сколько иностранных языков вы знаете и насколько владение ими важно для путешественника?

Оба знаем русский и английский. Стася еще знает иврит. Сносно говорим на испанском и учим суахили. Английский, конечно, очень полезен в путешествии, а наличие менее используемого языка, как, например, русский, в комбинации с английским дает большое преимущество, особенно когда нужно найти работу в туризме за границей.

Но незнание языка – это не причина куда-либо не ехать. Ведь для того, чтобы с кем-то объясниться, главное, - это обоюдное желание друг друга понять, а не владение языком в совершенстве. Ведь для многих туземцев английский тоже не родной, поэтому сложных оборотов типа "извините меня, пожалуйста, если вам не сложно, не могли бы вы мне сказать, куда идет этот автобус?" никто не поймет. Намного надежнее, зная пару слов на английском или выучив пару слов на местном, спросить: "Куда автобус?"


Случалось ли, что вас совершенно не понимали, и это приводило к опасным или смешным ситуациям?

Совсем недавно было дело в пустыне. Сказать бы, что не знаем, каким чёртом нас туда занесло и зачем, но мы и чёрта в лицо знаем (Владимир Динец зовут – биолог есть такой), да мы и сами бы туда ещё десять раз скатали – такое там неповторимое место.

Все заветные сокровища обычно находятся или на дне океана, или высоко в горах. Вот и наша "жемчужина" лежала в самом пекле самой знойной пустыни мира – Данакильской Впадины - и представляла собой несколько вулканов. В одном из них бурлило самое настоящее озеро лавы, а другой лежал потухшим на высоте ниже уровня моря, в центре белоснежного солончака, и плевался серой в окружении бесподобных формаций соли, окрашенных яркими красками – от ржавого рыжего и до ядовито-зеленого.

Мало того, что место было очень труднодоступным, пустыня Данакиль – это территория кочующего племени афар, которое прославилось такими вредными привычками, как затачивать зубы лезвием ножа и кастрировать нежеланных гостей. В первую же ночь мы умудрились потеряться на подъезде к пустыне - еле заметная, несуществующая в GPS дорога, внезапно исчезла перед нами. Освещая голую землю и хилые кустики фарами и фонариками, мы наконец-то наткнулись на человеческую фигуру и жестами подозвали её к себе.

К нам подошел молодой парень и улыбнулся. Свет наших фонариков мягко заиграл на его заточенных треугольных зубах. Мы и сказать ничего не успели, (да и толку – нас все равно не поняли бы), как оказались в маленькой хижине из тоненьких прутиков, шкур и циновок, абсолютно пропахшей жареными кофейными зернами. Какое-то время хозяйка хижины с удивлением рассматривала нас, но когда появились первые соседи, она удалилась вглубь хижины и скоро вернулась с чем-то похожим на баклажанную икру. Откуда-то появились плоские лепешки и стеклянные бутылки кока-колы.


Свирепые афары подтолкнули еду к нам и с интересом наблюдали за нашей трапезой, отрицательно покачивая головой при любых наших попытках заплатить за неё. Нам ничего не оставалось, как отплатить развлечением. Мы достали наш ноутбук и надувной глобус и устроили урок географии под аккомпанемент слайд-шоу всемирных красот, что афары посчитали достойной платой за ужин. А когда в ноутбуке иссякла батарейка, нас уложили спать под москитные сетки и цокот верблюжьих копыт.


Какое самое необычное средство передвижения вам доводилось использовать?

Китайский бульдозер в Конго. Так получилось, что при нашей попытке добраться из Конго в Габон общественным транспортом произошло маленькое недоумение – нам сказали, что до границы восемь километров, а оказалось восемьдесят. Ну что поделаешь? Дороги нет – только песчаная колея. Обратно ехать как-то несерьезно. И мы пошли. Восемьдесят километров пешком - это совсем не так страшно, за два-три дня дошли бы. Но от предстоящего ночлега в палатке на конголезских просторах нас спасли китайцы.


Как и во многих других странах Африки, в Конго именно они строят дороги. Теперь даже в Кении можно заметь их круглые лица под широкополыми шляпами, возвышающиеся (когда они в экскаваторе или стоят на кучке бетонных блоков) над группой местных чернорабочих. Так и здесь. Не успели мы пройти несколько километров, как увидели, что и здесь китайцы стараются вовсю. Нас подобрал китайский бульдозер, и хотя все восемьдесят километров везти не смог, передал нас на следующий, а тот на следующий – и так почти до самой границы.


Когда вы начали вести ЖЖ и как быстро вам удалось сделать его читаемым? Насколько он полезен с практической точки зрения? И что он для вас значит?

Мы раньше очень не любили ЖЖ. У всех наших друзей были "живые журналы" и нас ужасно раздражало, когда при встрече нам говорили что-то вроде «ой, это такая длинная история! Посмотри лучше в ЖЖ, я там все подробно расписал/а...»

Наш ЖЖ, stusik-i-sharik, мы завели, когда появилась надобность в так называемом бортовом журнале. Никто из нас раньше не вел ни журнала, ни дневника, но в ЖЖ мы увидели идеальную возможность, во-первых, сообщать всем сразу о нашем местонахождении и приключениях, а, во-вторых, следить за своим прогрессом, выкладывая в виртуальный архив все истории и фотографии, минимизируя этим шанс потерять какую-нибудь интересную историю или ценную информацию.

Сначала наш журнал читали только друзья и родственники, и, хотя у тех тоже были журналы и в них были ссылки на нас, количество наших "френдов" почти не пополнялось, пока мы не нашли время рассказать и показать наше путешествие в подходящих ЖЖ-сообществах - ru_travel и adventure_guild. Хотя после этого наши статьи стали больше комментировать, и количество читателей выросло до нескольких сотен, журнал стал действительно читаемым и перехлестнул за тысячу только после того, как мы проехались по паре десятков стран с несколькими широко известными в узких кругах авторитетами трэвел-сферы, такими, как Владимир Динец, Мария Оленева и Семен Павлюк.

Чем дальше, тем больше наш ЖЖ становится нашим лицом и нашей связью с "далеким" развитым миром. Через него мы показываем всем желающим самые интересные уголки планеты, через него о нас узнают и с нами связываются редакторы журналов и искатели приключений, а главное, через него наши читатели дают нам знать, что с каждым днем мы меняем к лучшему не только свою жизнь, но и их.


Насколько глобальна глобальная сеть? Самое дикое, на первый взгляд, место, где вам удалось найти доступ к интернету?

В последнюю новогоднюю ночь мы, хотя и с трудом, но все-таки отослали праздничные поздравления по электронной почте с вершины вулкана Ньирагонго (3470м) в Конго-Заир.


Вы каждый день в сети? Сколько времени проводите онлайн?

Как получится – иногда каждый день, а иногда, например в походе, и неделю, и месяц можем не появляться. Но это случается довольно редко, и, как правило, мы вовремя отвечаем на все письма.


Есть ли у вас аккаунты в социальных сетях?

Кроме ЖЖ? На FaceBook, Твиттере, ВКонтакте, и Одноклассниках, но мы проявляем там мало активности и по возможности просто перебрасываем туда то, что появляется у нас в ЖЖ.


В какие журналы вы писали и пишете статьи?

Сейчас уже всех и не припомнить – мы же пишем не только на русском, но и на английском. Но из последних стоит упомянуть «Всемирный Следопыт» (vsled.ru) и РИАН.ТУРИЗМ (travel.rian.ru).


По каким городам/странам вы написали путеводители?

Путеводитель мы написали один, зато по всей Африке, концентрируясь на тех двадцати странах континента, в которых побывали лично. В некоторых, самых интересных, как, например, Кения, Намибия, Эфиопия, ЮАР, Мадагаскар, мы провели больше месяца, исследуя и записывая все самое интересное.


Может, пора писать роман о своих приключениях?

Может. И, наверняка, его будет интересно почитать не только ярым путешественникам, но и простым людям, которые сами и не знают, что от себя ожидать в этой жизни. Но, к сожалению, недавний опыт показал, что написанием книг довольно тяжело прокормиться. Значит, наш приключенческий роман либо будет ждать большого инвестора, либо будет читаться из пыльного дневника нашим внукам.


По каким маршрутам вы возите группы?

Нам полюбилась Африка - её неугомонная природа, инопланетные культуры, бездонные океаны. На данный момент, мы осели на Кенийском побережье, в Момбасе. Из этой стратегической точки нам легко организовать и исполнить любой маршрут. Будь то классическое недельное сафари по Кенийским национальным паркам, трехнедельное джип -турне от Кейптауна в ЮАР, через Намибию и Ботсвану, и до водопада Виктория в Замбии, визит на вертолете к гориллам в Руанде, или экспедиция в недра Эфиопской пустыни в погоне за лавовым озером. Не говоря уже о том, что теперь у наших ног каждый день плещется Индийский океан, куда мы тоже, ежедневно и неоднократно, водим группы на подводное сафари.


Вы часто фотографируете диких животных. Кто из них показался вам наиболее опасным, кто больше всего полюбился?

Мы не только фотографируем животных. За довольно короткое время общения с дикими братьями нашими меньшими мы ставили гипс на ногу тукану, делали клизму дикому кабану и искусственное дыхание земляному волку, а также лакомились морскими свинками и пираньей, и были жестоко искусаны гепардом. Но, несмотря на это, самое опасное и любимое нами животное – бегемот. Каждый год тысячи африканцев, зачастую рыболовы, попадаются в мощные клыки этих травоядных речных лошадей, год за годом доказывая что человеку лучше держаться как можно дальше от дикой природы и уважать её. У нашей же большой любви к этому неуклюжему созданию только одно объяснение: нам ужасно нравится, как бегемот крутит своими ушами, как сиреневыми пропеллерами, когда вылезает из воды.


Где и в насколько комфортных бытовых условиях вы сейчас живете?

В двухэтажной квартире с горячей водой и кондиционером – хотя ни тем, ни другим мы не пользуемся, так как здесь и без душа жарко, а кондиционер вреден для дайверов.

Если кто думает, что мы живем в палатке или хижине из навоза, он сильно ошибается. Когда мы в дороге, если это необходимо, мы жертвуем комфортом по полной. Мы были рады узнать, что можем не просто заставить себя это сделать, но и получать от этого удовольствие. Однако, когда нам нужно остановиться, чтобы написать статью, разработать маршрут или просто отдохнуть после нескольких недель или месяцев непрерывного передвижения, по мере наших финансовых возможностей мы стараемся не отказывать себе в заслуженных удобствах.


Без каких бытовых удобств/вещей вы категорически не можете обойтись?

Без расчески и контактных линз, хотя если мы полностью отрезаны от цивилизации, можно и без них. Вода всегда найдется. До зубной пасты были и есть другие стоматологические приспособления. А вот без интернета и торрента, конечно, будет не легко.


Где вы чувствуете себя дома?

Друг у друга на плече.


Хотите ли вы со временем перейти на оседлый образ жизни?

Ну когда появятся внуки, наверное, придется.


Родные и друзья не уговаривают вас вернуться?

Бесконечно и безрезультатно.


Вы хоть иногда расстаетесь или все время вместе?

Конечно, иногда приходится расставаться – когда один из нас уезжает с клиентами на сафари, например. Раньше, когда мы жили в Бостоне, мы виделись по пару часов в день, но не чувствовали, что этого недостаточно, не замечали пустоты рядом. Теперь, когда мы врозь, мы тоже не впадаем в депрессию, но ощущения, что рядом нет самого главного, не избежать.


Место на земле, где вы чувствуете себя лучше всего?

Друг у друга на плече.



One more interview for the road, somewhat about the road, but not on the road. In this interview (Yes, it's in Russian again. Sorry) we spill, once again, what made us go, what made us stay, and what is it exactly that we are doing now.
Tags: interview
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments